Добрый день, уважаемые гости! Добрый день, дорогие друзья!

Позвольте мне представить себя тем, с кем я не знаком. И рассказать о себе тем, кто меня не очень хорошо знает.

Я, Олег Александрович Левин – психоаналитик, психолог, психотерапевт.  То есть, я помогаю людям разрешать разнообразные психологические проблемы. Помогаю уже 21 год.

Самое главное мое формальное отличие от подавляющего большинства специалистов того же профиля – это членство в Международной Психоаналитической Ассоциации (МПА).

МПА объединяет около 12000 психоаналитиков со всего мира и порядка 70 организаций-членов из 50 стран, преимущественно Европы, Северной и Латинской Америки. МПА является основной организацией по регулированию практики и сертификации психоаналитиков, ее штаб-квартира находится в Лондоне, Великобритания. Эта Ассоциация – старейшее учреждение в мире из тех, кто занимается вопросами психотерапии. Она была основана в 1910 году.

По своему авторитету и весу в психотерапевтических кругах МПА можно сравнить с ООН в политике, с МОК в спорте или с ФИФА в футболе

Пусть даже все эти конторы подмочили свою репутацию в последнее время.

Несмотря на то, что членов МПА в России уже больше 50, и это число растет, оно составляет крайне малую долю от общего количества специалистов психотерапевтического направления в стране. Основная причина такого положения дел заключается в том, что членом МПА стать очень непросто. Хотя это увлекательное занятие и крупнейший жизненный вызов, но приходится тратить на это очень много сил, средств и времени. И терпеть, терпеть… А успех не гарантирован. По результатам многолетнего тренинга принимают не всех. Да и не только в титуле дело.

Плоды обязательного личного анализа желанней звонкого титула, но они до поры сокрыты в туманной дымке будущности, а грезы о них обманчивы.

К чему это словословие. В основном, к тому, что я хочу недвусмысленно заявить: моя психотерапевтическая подготовка отвечает наивысшему из возможных стандартов. Этим я хочу обосновать, что моему мнению в области психоанализа и психотерапии можно доверять.

Обосновать покамест с помощью формального, повторюсь, критерия.

Потому, что насколько качественно я работаю практически, то есть, насколько хорошо я провожу психотерапию или психоанализ, состоятельно вы судить не можете. Если вы не мои пациенты, конечно.

Психотерапевтам самим-то очень сложно судить о качестве работы своих собратьев по цеху, пользуясь лишь материалами сайта, соцсетей или видео. Относительно легко бывает только если судимый откровенный проходимец или зеленый новичок. Или явно неадекватен. А если нет, то даже монографии и научные статьи тут мало помогают. Для того, чтобы примерно понять, как на самом деле работает психотерапевт, каков его уровень – для этого нужно его заслушать. А ему, соответственно, положено доложить почтенному собранию коллег какой-то свой конкретный терапевтический случай: историю пациента, динамику его психотерапии, пару-тройку сессий...  

Без этого толком ничего не поймешь

Так что, когда меня спрашивают о том, как я оцениваю, например, Лобковского – я отвечаю, что как о психотерапевте/консультирующем психологе, я о нем ничего определенного сказать не могу. Потому, что я докладов его случаев не слышал. Может быть, он их вообще нигде не докладывает, я не в курсе.

Теперь о том, чему конкретно я хочу чтобы доверяли. Самое главное.

Первое. Я помогаю людям разрешать разнообразные психологические проблемы, инициировать личный прогресс и улучшать за счет этого свою жизнь. Это бывает нелегко. Зато когда пациенты делают успехи, меня это вдохновляет и заводит.

Также, практическая работа позволяет мне удовлетворять иной интерес, исследовательский. Мне интересно, как человек устроен. Как работает его психика и шире, как устроена жизнь, бытие. Как все работает, вообще все. Мне интересно в этом разбираться; чем глубже, тем лучше. И об этом своем интересе я никогда не забываю. Обобщение полученных в этом пункте результатов позволяет мне вносить вклад в развитие психоанализа и психотерапии.

Наконец, у меня есть еще одно. Этому последнему по счету направлению моей деятельности посвящен отдельный сайт levinshouse.ru

Здесь я расскажу о нем вкратце.

Моя задача заключается в том, чтобы максимально популяризовать психотерапию и чтобы подготовить к ней людей, которым она может понадобиться. Тут вот какое дело. Психотерапия вообще и психоанализ в частности малопопулярны. Доля людей, получающих психотерапию, оценивается максимум в 15-20% от тех, кому ее лучше бы получать/кому она необходима.

Причин такого положения дел много. Одна из основных: люди гораздо легче прибегают к помощи психофармакологии. Оборот средств на рынке психотерапевтических услуг лежит в границах статистической погрешности оборота на рынке психофармакологии. Я совершенно не против психофармакологии как таковой. Иногда без нее не обойтись. Но.

Надо понимать, что никакие психотропные препараты сами по себе не решают никаких психологических проблем

Психотропы бывают способны улучшить условия для разрешения этих проблем, но их использование почти никакаких прогрессивно трансформирующих смыслов не производит. Скорее, наоборот.

Так вот, я хочу, чтобы люди это понимали и не надеялись на психофармакологию сверх меры.

А надеялись на психотерапию. И были готовы к ней прибегнуть, причем прибегнуть грамотно. Те, кому это нужно. Психотерапевтических методов и жанров очень много. Только основных направлений около десятка. А каждое большое направление включает в себя несколько более мелких. Которые разбиваются на школы. А специалисты - так те вообще все разные. Вот и получается, что почти каждый может найти из всего этого что-то для себя.

Я вкладываюсь в то, чтобы нуждающиеся в психотерапевтической помощи люди были подготовлены ее принять. В любом из направлений. У психотерапевтов, которых выберут сами. Один из целеобразующих смыслов моей жизни заключается в решении этой задачи. А сам факт наличия подобного смысла жизни - это, по-моему, большой жизненный приз.

Учитывая этот момент и подводя итог всему сказанному, я утверждаю:

Самое большее, что я могу предложить людям, которые обращаются за помощью именно ко мне – это найти смысл жизни.