Психоаналитик

Кто такой психоаналитик?


Психоаналитик – это специалист по психоанализу. Но что такое психоанализ? Прежде всего, психоанализ – это метод лечения психических расстройств.

Словосочетание «психическое расстройство» звучит пугающе и вызывает ассоциации с такими зловещими словами как «шизофрения» или «психоз».

В действительности, бояться этого термина не надо. Оно просто означает расстройство качественной работы психики, заранее неизвестно какое. Никого же особенно не пугает слово «болезнь». А ведь за этим словом скрываются и такие страшные заболевания как рак и такие банальные как простуда. Аналогично обстоят дела и с психическими расстройствами.

Для многих людей, например, легкие депрессивные состояния, протекающие с некоторой подавленностью, апатией и безрадостностью настолько привычное дело, что они спокойно так и называют их «депрессиями». А у них, на самом деле, психическое расстройство, хотя страдания этих людей не особенно велики и преходящи. Примерно как от несильного гриппа.

Стоит упомянуть навязчивости. Это также очень частый и хорошо знакомый многим, особенно мужчинам, симптом. Например, навязчивые мысли, куплеты из песен или мелодии, которые приходят в голову в одном и том же виде и которые трудно отогнать. Или навязчивые действия: по нескольку раз проверить, закрыт ли газ, заперта ли дверь, не забыты ли билеты на поезд или на самолет. Навязчивая мастурбация.

Постоянные для других, в основном для женщин, страхи, которые трудно логически обосновать: страхи острых предметов, особенно некоторых ножей, выглядящих особенно устрашающе, могут приводить к тому, что эти женщины избегают ими пользоваться и просят мужей убирать их со стола. Очень часты боязнь высоты и страх летать самолетом. Преследующие страхи того, что что-то случится с их ребенком, причем даже сами эти женщины понимают преувеличенность и слабую обоснованность таких страхов, не говоря уж об окружающих их людях, но ничего не могут с этими страхами поделать.

Также может никак не получаться совладать и с навязчивостями и с депрессиями. Это потому, что все эти явления представляют собой лишь верхушку айсберга душевного (психического) неблагополучия – симптомы психического расстройства, более или менее выраженного. Такие расстройства могут быть почти незаметны и не доставлять сколько  нибудь существенного дискомфорта, наподобие небольшого плоскостопия или легкой близорукости. Но они могут также причинять серьезные страдания и отравлять жизнь своему хозяину, его родственникам и другим окружающим его людям.

Выраженные душевные недуги или психические расстройства лучше лечить, хотя иногда они, подобно телесным заболеваниям, вроде как «обходятся сами».

Исторически их лечили по-разному: изгнанием бесов и заговариванием, кровопусканием и пиявками, физическими нагрузками и самобичеванием, молитвами и покаянием, наложением эпитьмьи и постами, холодными и горячими ваннами, контрастными душами и массажами, гипнозом и самовнушением, ужесточением дисциплины и самодисциплины, ослаблением дисциплины и самодисциплины, алкоголем и психотропными препаратами, задушевными разговорами и беседой, проводящейся по определенным правилам, а также многими другими способами.

Одним из таких, а именно одним из способов лечения психических расстройств беседой, которая имеет особую структуру, является психоанализ.

Этот метод придумал врач из Вены, столицы Австрии, З.Фрейд в конце 19го века. С тех пор психоаналитический метод развился в необычайно проработанную и разветвленную дисциплину, которая имеет свое фундаментальное и сложное теоретическое обоснование. Это теоретическое обоснование образуется из знания об устройстве, функционировании и развитии человеческой психики, а исходные данные для этого знания берутся из практического психоанализа, то есть из лечения многими психоаналитиками реальных пациентов от психических расстройств. Данные лечения пациентов обобщаются этими психоаналитиками, и могут образовать психоаналитические гипотезы, которые потом добавляются в психоаналитическую теорию, если проходят проверку жизнью, то есть, практикой лечения.

Человек, который занимается такой практикой, будет называться психоаналитиком.

Из написанного здесь уже ясно, что психоаналитик это практический специалист, который реально лечит людей.

Психоаналитиков – теоретиков не бывает, психоаналитик – теоретик это такой же абсурд, как сантехник – теоретик, повар – теоретик или художник – теоретик.

При этом психоаналитик должен хорошо знать теорию психоанализа. Лечение психоанализом психического расстройства конкретного человека без знания теории подобно попытке сложить огромный по размером паззл, величиной чуть ли не с мегаполис, без рисунка того, что в итоге должно получиться. Теорию психоанализа психоаналитик изучает всю свою рабочую жизнь, начиная с того момента, когда он решил стать психоаналитиком. Она изучается по литературе, в беседах с другими специалистами, на учебных семинарах и коллоквиумах, на научных конференциях и симпозиумах.

Но знания лишь теории психоанализа совершенно недостаточно. Возможно, даже более существенная процедура подготовки психоаналитика это обязательное прохождение им своего личного психоанализа. Его должен предпринять каждый, кто собирается стать психоаналитиком и исключений здесь не бывает ни для кого.

Это не значит, что каждый психоаналитик это вылеченный сумасшедший.

Это, в первую очередь, означает признание психоаналитиками того факта, что у каждого человека есть патологические способы психического функционирования, которые мешают жить хорошо, даже если он от них, на первый взгляд, не страдает и они, психоаналитики ни в коей мере не являются исключениями.

Психоаналитик обязан смириться с тем, что он никакой не сверхчеловек, совершенный и свободный от психических проблем, а человек, который, прежде всего, имеет редкую возможность расстаться с этой вредной иллюзией и попытаться сделать свою личную жизнь достаточно здоровой, увлекательной и зрелой с помощью того же самого метода, который он собирается применять при лечении других.

Во-вторых, теория психоанализа лучше всего «доходит» именно при понимании себя самого, когда те или иные теоретические положения психоаналитик получает возможность проверить на себе, на своем психическом функционировании и на его расстройствах.

Разница между пониманием теории вследствие «встречи» того или иного теоретического постулата  со своими реальными душевными переживаниями и ее пониманием без такой «встречи» колоссальна.

Без особого риска впасть в преувеличение можно утверждать, что теоретические постулаты психоанализа, которые психоаналитик не проверил на себе, не могут быть поняты им достаточно глубоко. Это касается даже тех психоаналитических положений, которые описывают откровенные психотические переживания. Дело в том, что такие переживания, которые, как нам кажется, свойственны только психически очень нарушенным людям, на самом деле, не являются их монополией. «Психотическое ядро», которое «ответственно» за появление таких переживаний в ярком и развернутом виде у явно душевнобольных людей, есть у любого человека. Наличие такого ядра не является итогом психического развития, но представляет собой некий остаток со времен самого раннего детства любого человека и дальше по времени, вглубь онтогенеза и филогенеза, остаток неизбежный и, более того, необходимый для достижения в ходе последующего развития психики ее условно нормального функционирования, то есть ее базис.

Убедиться в существовании такого базиса может любой, кто помнит хотя бы некоторые свои сновидения.

Часть из них не отличается от галлюцинаций человека, находящегося в психозе потому, что содержит в себе невозможные события или их сочетания. Просто у условно нормального человека такое психотическое ядро не имеет тотального контроля над его жизнью в целом, как это происходит у человека психически очень нарушенного.

Так или иначе, упомянутую выше «встречу» внутренних переживаний психоаналитика с уложениями психоаналитической теории, чтобы она была для психоаналитика плодотворной, может организовать только другой психоаналитик, более опытный, на сеансе личного психоанализа. Без помощи такого специалиста человек, который учится быть психоаналитиком, очень быстро запутается и увязнет в противоречиях и хитросплетениях своих мыслей и переживаний по поводу своей внутренней психической жизни и своих поступков в жизни внешней, подобно подавляющему большинству других людей, не специалистов в психоанализе.

И он неизбежно примет за правду то, что ему хочется за нее принимать.

Таким образом, личный психоанализ занимает в подготовке психоаналитика уникальное и особое место. Он является и лечебным и учебным одновременно.

Думать по-другому для психоаналитика означает находиться в плену у своих патологических иллюзий о собственной грандиозности и о собственной рафинированности, не желая их осознать в достаточной степени и столкнуться с ними.

Это лишь один пример образования у психоаналитика «слепого пятна», наличие которого неизбежно приведет к тому, что он не рассмотрит как следует подобной проблематики у своих пациентов, пропустит ее, не поймет и не сможет с ней работать. А ведь таких «слепых пятен» может быть сколько угодно, от этого будет страдать пациенты, а психоаналитик будет плохо выполнять свою работу. Он будет неумело решать ту задачу, которую ставят перед ним люди, которые ему платят за свое лечение.

Подготовленность или степень «продвинутости» психоаналитика определяют специальные комиссии. Только после положительного заключения таких комиссий психоаналитик получает право именоваться психоаналитиком в строгом смысле этого слова, получает, так сказать, титул. И далеко не всегда эти комиссии дают положительное заключение по поводу подготовленности психоаналитика.

Из всего этого следует, что подготовка психоаналитика требует от него многих качеств и отнимает у него очень много времени, сил, средств и при этом не гарантирует общественного признания и большого количества пациентов, с которых можно взимать плату.

Достаточно сказать, что не бывает так, чтобы личный учебный психоанализ длился менее трех лет и проходил реже трех раз в неделю. Обычные сроки личного учебного психоанализа психоаналитика – это и 5 и 7 и 9 лет. А учебная теоретическая подготовка длится еще дольше. Таким образом, подготовка психоаналитика является очень жесткой процедурой, которой многие люди пытаются избежать. В этих попытках ее люди готовы предпринимать различные действия.

Стандартные процедуры такого избегания:

отказ от изучения теории; отказ от прохождения личного психоанализа; прохождение личного «психоанализа» у друзей или у родственников, иначе говоря, «по блату», в расчете на послабления; прохождение личного психоанализа не у психоаналитика, уполномоченного проводить личный учебный анализ, а у кого-нибудь еще, кто произвольно наделил себя таким правом; создание особых групп, обществ и целых «институтов психоанализа», живущих по своим «правилам», не совпадающих с общепринятыми в психоаналитическом мире; государственное лоббирование своих собственных программ и получение государственных «разрешений» и иных санкций на обучение психоанализу; даже «изобретение» особых видов психоанализа, среди которых в нашей стране, естественно, наиболее популярны некий «русский» и «российский» «психоанализы».

Хотелось бы особо отметить, что ссылки на любые государственные санкции на обучение психоанализу, на выдачу «дипломов психоаналитика» и подобные им, в России бессмысленны, так как термины «психоанализ» и «психоаналитик» в нашей стране не защищены законом и, следовательно, отношения, ими выражаемые, юридически не являются объектами права.

Вообще, таких стран, где упомянутые выше термины защищены государственным правом, в мире очень мало – это Германия, Италия и Финляндия, а также германоязычные кантоны Швейцарии. Такая практика имеет глубокий смысл: дело в том, что человек, предпринявший успешный психоанализ, переживает серьезную перемену в своих взглядах и в своем отношении к жизни, он претерпевает мощный рывок в своем развитии.

Качество этих перемен невозможно оценить критериями академической психологии, а тем более, любой другой академической дисциплины потому, что эти перемены относятся, в первую очередь, к личности, к ее жизни и ее самочувствию, а соответствующих академических стандартов не существует.

Поэтому, в подавляющем большинстве стран государственного вмешательства в такое глубоко личное дело, которым является психоанализ, не бывает. Для России, где большинство населения привыкло к повседневному вмешательству государства в свою жизнь, такое отношение к делу является нетрадиционным и даже вызывает тревогу. На это и рассчитаны многочисленные программы обучения «психоанализу» и подготовки «психоаналитиков», получившие различные государственные «аккредитации» и осмеливающиеся выпускать «психоаналитиков» с выдачей им дипломов «государственного образца».

Прохождение личного психоанализа у авторизованного специалиста никогда не является обязательным в таких институтах.

В результате выпускники институтов не будут признаны никем, кроме самих себя.

Но гораздо важнее то, что подобные психоаналитики, которых в психоаналитическом мире принято называть «дикими», не будут достаточно квалифицированно лечить людей. К сожалению, таких «диких» психоаналитиков, а если называть вещи своими именами, то тривиальных самозванцев, в России, судя по всему, пока еще в несколько десятков или даже сотен раз больше, чем психоаналитиков, получивших настоящее психоаналитическое образование.

Только что сказанное вовсе не означает, что психоаналитики мира работают «кто во что горазд» и не имеют единого «центра», объединяющего их и координирующего их подготовку. Такой «центр» есть. Это Международная Психоаналитическая Ассоциация (МПА) - Internationl Psychoanalytical Association  (IPA), которая состоит из национальных психоаналитических организаций, признанных  МПА.

Это похоже на Международный Олимпийский Комитет (МОК) и Национальные Олимпийские Комитеты (НОК) с той разницей, что каждую страну в МОК представляет только один НОК, а представляющих свою страну в МПА национальных психоаналитических организаций (ассоциаций, обществ и групп) может быть много.

Например, в одном Рио де Жанейро таких организаций больше 5! Поэтому, каждому, желающему стать психоаналитиком, можно первым делом посоветовать зайти на сайт МПА (www.ipa.org.uk) и выяснить, признается ли та организация, в которой он намеревается получить психоаналитическое образование, уполномоченной его давать. Все такие организации в мире там перечислены без исключений. В любой уполномоченной МПА национальной психоаналитической организации желающий получить психоаналитическое образование найдет соответствующие обучающие программы и достаточно опытного психоаналитика, имеющего право проводить личный учебный анализ.

Какой же практический смысл может извлечь из этого человек, не желающий становиться психоаналитиком, а желающий просто получить квалифицированную помощь в борьбе со своим душевным неблагополучием?

Человек, который хочет разобраться со своими проблемами в психоаналитическом ключе, будь то психоанализ, психоаналитическая терапия или просто консультации у психоаналитически ориентированного специалиста? Очень простой.

Ему следует поинтересоваться у человека, который вызывается ему помогать, к какому психоаналитическому обществу он принадлежит. Если это общество входит в список обществ, составляющих Международную Психоаналитическую Ассоциацию на правах общества, ассоциации. института, региональной либо учебной группы, то к нему можно идти на прием.

Может быть, это и не лучший специалист из возможных, однако его подготовка, по мнению соответсвующих членов МПА, удовлетворяет довольно высокому стандарту качества. Наивысшему из возможных.